8-495-739-01-018 800 755 00 01
Звонок по России бесплатно
Обратная связь Личный кабинет
27 июня 2016, 10:19

Интервью Генерального директора ООО СК «Согласие-Вита» Ковалевой Елены Геннадиевны журналу «Современные страховые технологии».

Современные страховые технологии: В СССР практически все население было охвачено программами накопительного страхования жизни. Особенно популярным было страхование детей до 18 лет и программы пенсионного страхования. Что мешает достижению таких показателей сейчас?
Елена Ковалева: Это глубокий вопрос, но на него есть простой ответ. К сожалению, сегодняшний, именно текущий уровень жизни человека расставляет в его голове приоритеты. У граждан есть
очень значимые проблемы, которые нужно решать сегодня и сейчас. Размышления о будущем детей, о
своем пенсионном будущем откладываются на потом, на неопределенное время.
ССТ: Раньше было по-другому?
Е.К.: В Советском Союзе было по-другому. Тогда было плановое хозяйство. Граждане четко знали, что для ребенка есть место в детском саду и в школе, что он в любом случае получит образование. Что каждый будет обеспечен бесплатной медицинской помощью и государственной пенсией. Было понятное, планомерное развитие событий в жизни каждого человека. При этом мы понимали, что
завтрашний день наступит и необходимо к нему готовиться. Например, я, будучи студенткой, каждый месяц откладывала 5 рублей, чтобы летом на каникулах поехать отдыхать.
ССТ: Да, Советский Союз был социально ориентированным государством. Граждане были защищены
от различных невзгод, но, тем не менее, накопительное страхование развивалось. Зачем тогда люди копили деньги детям? Сейчас ситуация иная — все платное: и образование, и здравоохранение.
Периодически происходят кризисы. Кругом риски. Но никто копить на будущее не хочет. Что за загадка?!
Петр Даниленко: В России граждане с накопительным страхованием жизни сильно обожглись. В начале 1990-х годов все накопления обесценились от резко возросшей инфляции: накопительные полисы Госстраха не индексировали. В результате потеряно доверие к этому инструменту. Несмотря на
то, что это случилось более 20 лет назад, шок оказался настолько силен, что на несколько поколений вперед выжег желание обращаться к накопительному страхованию жизни.
Е.К.: Раньше был один Госстрах, которому доверяли, но он доверие не оправдал. Сегодня на рынке страхования жизни множество компаний, которые своей ежедневной работой прилагают массу усилий, чтобы вернуть это доверие.
Замечу, что в СССР у нас не было потребительского отношения к принципам накопления. Мы не стремились к получению сверхдоходов, да и возможности такой имеющиеся финансовые инструменты не предоставляли. Срочный вклад в Сбербанке и полис Госстраха предусматривал доходность в 3 % годовых. А еще я хочу добавить, что стремление «копить на детей» — это эхо войны. Как и желание сберечь «на черный день», сохранить и передать накопления продолжателям рода. Поддержать в преодолении сложного начального периода самостоятельной жизни детей. Сейчас мы расслабились. Что греха таить, многие стали жить гораздо лучше. У нас нет такой острой боязни потерь. И то, что сейчас происходит в мире: кризисы, дефолты, отсутствие или ограничение в приобретении каких-то товаров или услуг — не воспринимается как серьезные угрозы.
Люди приспособились к стрессу. Многие нашли решение по преодолению кризисов, но не через накопление, наоборот: они стали жить одним днем, а не копить «на черный день».
ССТ: О себе вы можете сказать то же самое?
Е.К.: Я — человек, привыкший к плановой работе с рисками. У меня есть четкий финансовый план, я
знаю, как предполагаю жить после выхода на пенсию. Я предпочитаю откладывать определенные суммы «на черные дни». Я предпочитаю определенность и порядок в моих финансовых возможностях, сознательное управление финансами и рисками. Поэтому я и моя семья живет по модели планового хозяйства. Именно этому я учу детей. Именно поэтому у меня и моих детей есть страховки.
ССТ: Елена Геннадиевна, а что вы слышите от клиентов, когда предлагаете заключить договор накопительного страхования?
Е.К.: Клиенты часто хотят снять ответственность за свои решения, за свое завтра и переложить ее на кого-то, кто потом будет виноват. Самое частое возражение, даже у весьма небедных людей, что
денег на страхование нет. Это главный лейтмотив. Второй— дикое суеверие: если я куплю полис, то навлеку на себя беду. Третье — инфляция. Тот рубль, который будет отнесен на полис сегодня, через год обернется 90 копейками, а со временем станет 10 копейками — зачем так копить?!
Это три основных возражения, которые страховщикам приходится слышать от клиентов.
ССТ: В таком случае, уместно спросить, достаточен ли уровень финансовой грамотности наших граждан для адекватного восприятия страховых продуктов?
Е.К.: Понимания смысла накопительного страхования у граждан недостаточно. Приведу пример из собственной жизни. Моему сыну скоро будет 38 лет. Он образованный, успешный, современный человек, топ-менеджер. У него семья, двое детей. Кроме того, его супруга — финансовый
директор и, соответственно, о деньгах и рисках они знают не понаслышке. Когда я предложила ему заключить договор страхования, то не нашла понимания. Мои аргументы были очевидны: чем
больше тянуть с оформлением полиса, тем больше рисков может помешать реализовать планы; никто не молодеет, и здоровье с возрастом не улучшается; кончина ждет каждого — это нормально, но
можно поддержать качество предстоящей жизни. К сожалению, на первое место по значимости для семьи сын ставил расходы на содержание машины, дачи и пр.
И вот его семья уезжает в отпуск кататься на горных лыжах. Я за свой счет оформила на них страховые полисы. Сын не новичок, занимается лыжами с детства. Но так случилось, что он повредил колено. И вспомнил, что я оформляла полис. Обратился ко мне, чтобы оплатить дорогостоящее лечение травмы за счет страховки. Я ему не разрешила этого сделать, сказав: «Те деньги, которые я заплатила за полис — это моя плата за то, что я не смогла тебя убедить и правильно рассказать о противостоянии рискам здоровью и благополучию семьи, а те деньги, которые ты заплатишь за лечение — это твоя плата за легкомысленное и безграмотное отношение к этим рискам. Сиюминутные интересы по улучшению ворот на даче перекрыли твое понимание рисков потери здоровья».
Теперь сын уже сам заботится о том, чтобы была оформлена страховка.
ССТ: Как же привить правильное понимание страхования?
Е.К.: Человек, к сожалению, чаще понимает преимущества страхования только через свои «шишки», но очень часто бывает, что страховаться уже поздно! Только методично рассказывая, убеждая, приводя примеры, мы сможем изменить отношение в обществе к страхованию.
К сожалению, большинство примеров будут печальными. Есть мнение, что все инструкции по технике безопасности написаны кровью. Так же, кровью и слезами, написаны и правила страхования.
Страхование придумано не нами. Этот институт создавали поколения, пытавшиеся найти решение, чтобы не разориться под воздействием непредвиденных несчастий, не пойти по миру с протянутой рукой, чтобы дети жили сыто и в добром здравии, чтобы пенсионеры получали радость от долгой жизни, а не страдания от незалеченных болезней — вот для чего придумали страхование!
Конечно, страховой полис не защитит от всех происшествий и несчастий, но это способ нивелировать
их последствия. Стоимость страхования — это статистика смертей, увечий и болезней. Можно ее во внимание не принимать, но от этого она не исчезнет!
ССТ: Какие форматы привлечения внимания потребителей к продуктам страхования жизни вы используете?
П.Д.: В понятие финансовой грамотности я вкладываю понятие культуры — культуры и умения тратить деньги и планировать будущее. Мы сейчас живем сиюминутными проблемами. Многие из нас не умеют управлять рисками. Мы не умеем заниматься планированием своей жизни. У нас многие события происходят спонтанно. Нам нужно учить людей, молодежь думать о завтрашнем дне.
ССТ: Каким образом можно решать такую задачу?
Е.К.: Мне очень нравится программа, которую реализует Банк России совместно с Минфином. Это проведение недель и месячников финансовой грамотности. Цель таких мероприятий — познакомить молодых россиян с основами финансовой грамотности и защиты прав потребителей финансовых
услуг. Мы с удовольствием поддерживаем и участвуем в развитии этого проекта, несмотря на высокую загруженность сотрудников.

назад